НАТЮРМОРТ или МОЛЧАНИЕ ВЕЩЕЙ 

 

Фантазия бесценна лишь тогда, когда она бесцельна  
В. Набоков

Зачем фотографировать вещи! Зачем тратить на это время.

 Ну для начала, чтобы просто научиться снимать! Вещи объект благодарный. Они будут молчать, сколько бы их терпение не испытывали съемкой. В отличие от людей, которые быстро устают под объективом, которым всегда некогда, которые обязательно захотят выглядеть лучше, чем в жизни.
И потом, снимать натюрморты можно где угодно и когда угодно.  Снимать натюрморты можно всю жизнь, по мере того как собираются для этого вещи…
Натюрморт учит видеть форму и фактуру, композицию и свет. Свет в натюрморте, это отдельная замечательная наука, которую можно постигнуть только на практике.
В конце концов, съемка вещей, это увлекательное времяпровождение, хотя со стороны может показаться таким же бесполезным как ловля бабочек или коллекционирование марок 

Когда –то, я получил заказ на съемку фотокалендаря для судоходной кампании и сроки съемки мне были установлены две недели. Казалось, что это очень даже достаточно. Я с энтузиазмом принялся за дело. У меня была коллекция раковин и любой реквизит из подвалов Одесской киностудии. Первые три натюрморта получились сразу, а потом все встало. Я пробовал раз за разом, но либо получал то, что уже было, либо нелепость. Оказалось, что я просто не умею понимать вещи и не могу их правильно осветить. А поэтому не могу снять. И это имея опыт фотографии больше 15 лет, имея за плечами ВГИК, и несколько художественных фильмов, снятых в качестве главного оператора. 
Нужно было признать свое поражение и начинать все сначала. Я решил заняться этим серьезно и так увлекся, что потом лет двадцать не мог остановиться. В итоге сложилась коллекция в полсотни работ, но сказать, что на сегодняшний день, я готов вот так сразу, с ходу, взять и снять хороший натюрморт, было бы большой самоуверенностью. Никогда нельзя предположить заранее, что получится, даже если все продумано, нарисован эскиз, правильно подобраны вещи… Загадочный жанр.
Всегда понятно, как снять пейзаж - достаточно поехать в экзотическое место, дождаться эффектного освещения и будет успех. Если, конечно, повезет с эффектом света, потому что это, чаще всего, тоже непредсказуемо. Понятно, как снять хороший портрет – нужно найти интересное лицо (и от этого, прежде всего зависит успех портрета), поместить его в интересную по фактуре и свету среду и портрет будет. Понятно со съемкой событий – это почти спорт. Нужно быть вовремя в нужном месте, найти самую правильную точку и опять же вовремя нажать спуск.
Натюрморт можно увидеть в жизни. Вещи иногда располагаются в картину так как не придумал бы ни один художник. Нужно только нажать на спуск. Но это другое. Это просто случай и умение видеть.
Умение создавать это совсем другое. Это другой формат творчества. 
Это уже сфера профессионалов, где все зависит только от способностей автора от его воображения и опыта. И в натюрморте автор должен быть режиссером, а не просто фотографом, не просто увидел готовое и нажал на спуск. Потому что вещи они чем-то похожи на актеров и важно придумать им роли, важно правильно расставить их в мизансцене. Кого-то вывести на передний план, кого-то на второй. Кого-то оставить в свету, а кого-то наоборот загнать в темноту. Это своеобразная театральная постановка из вещей, а иногда это вообще целое кино.
В натюрморте огромное значение имеет объект съемки и, как оказалось, далеко не все вещи способны сниматься. Я искал объект, который для начала бы, мне просто нравился. Я пробовал разное, но морская раковина была вне конкуренции. Очень красивая и очень осмысленная вещь. И понятно, что по ощущению не простой предмет. Это не просто понятный для всех мифологический символ, но в раковине еще есть какая-то странная интрига, есть что-то метафизическое.
А потом оказалось, что не всякая раковина хорошо смотрится в кадре… Я снимал и пробовал их как снимают и пробуют актера перед фильмом.
Разные ракурсы, разный свет. Я скупил все раковины, которые можно. Узнав о моем увлечении, мне их дарили в большом количестве. Мой дом постепенно заполнялся этими невероятными и причудливыми созданиями природы, заполнялся вещами, которые могли бы быть с раковинами в одной композиции. 
И еще бутылки. Черное стекло. Пустые сосуды очень хорошо сочетаются с раковинами, которые, по сути, тоже являются пустыми сосудами. Черные бутылки – белые раковины. Остальное это антураж. Хотя он очень важен. Много попыток было загублено неудачным антуражем. Придуманные подготовленные вещи могли часами не находить свое место в кадре и наоборот совершенно случайно собранные предметы гармонично устанавливались за несколько минут в настоящую картину. Удивительное событие, когда неодушевленные предметы вдруг начинают жить. В нужном освещении и в нужной пропорции кадра вдруг рождается непереводимый в слова и буквальный смысл маленький спектакль…
Задник, среда это, как правило, не менее сложно, чем композиция вещей, расположенная на их фоне. Их поиски занимают годы. Найти место, где спокойно, долго и хорошо можно снимать вещи иногда намного труднее чем найти точку для пейзажа или лицо для портрета. Но если это место нашлось, оно может само подсказать, как и что делать… 
Есть павильон для этого, где все удобно, но в моем случае дело не пошло. Потому что в павильоне все не настоящее. И фактуры, и свет! Для меня живые интерьеры намного интересней. Состаренные, пыльные пространства с тусклым светом в итоге оказались самым лучшим местом. Декорации всегда фальш, хотя бы потому что ты знаешь – это декорация.
Иногда, правда, и интерьеры могут убить своей реальностью. Натюрморт в реальном интерьере и натюрморт на условных фонах, это, по сути, два разных жанра натюрморта. 
Натюрморт в павильоне предсказуем, понятен и логичен. Это сфера прикладных жанров, например рекламы, где заранее понятно, что и как должно выглядеть: вот этот напиток должен утолить жажду, вот эти духи нужно купить для новогодней вечеринки, вот эти часы создадут вам престиж и т.д.

Среда для натюрморта давно найдена и определена классической живописью. Натюрморт любит интерьер и свет от окна. Пасмурный, солнечный – любой!
Натюрморт любит очень длинную экспозицию! Однажды я снимал натюрморт с выдержкой в 5 минут и может, мне кажется, но в таких фотографиях намного больше скрытой магнетической энергии. Неуверенное подсознательное ощущение. 
В натюрморте очень много подсознательного и много интуиции. 
Очень трудно создать теорию для натюрморта. Все что я написал, это конечно не теория. Это субъективное ощущение. Это мысли собранные по ходу съемки. Они разбросаны как красивые камешки на берегу моря. 

Вещи молчат 
У всех, кто снимает, рисует, пишет - теория своя. 

Слова. Нужно ли ими пользоваться. Все объяснять. Называть. Подписывать. 
У всех по-своему. Иногда нужно. Для того, чтобы двигаться нужна хоть какая-нибудь теория и тут без слов не обойтись. 
У Набокова по этому поводу есть замечательная фраза: «То что не названо не существует».

Александр Носовский
Москва 2015 г.

© 2022 сайт кинооператора Александра Носовского. Все права защищены.